Растёт дочка, растёт сын / На главную

 


Каждый день и год за годом.
Старшие и младшие
Первый ребёнок, второй ребёнок, третий ребёнок... с каким перерывом?


Об этом меня очень серьезно спросила одна знакомая, с которой мы вместе лежали в роддоме. Только она с первым ребенком, а я — с третьим. И вот ко мне обратились, как к крупному специалисту, с вопросом: «Когда лучше рожать следующего ребенка?»

А ведь я, пожалуй, и не знаю... Вернее, так: я знаю только свой собственный опыт. Я, конечно, попытаюсь перечислить его плюсы, но это не означает, что их нет у других вариантов. Во всяком случае те, кто очень серьезно подходит к этому вопросу, может собрать различные мнения и как следует взвесить их.

Итак, мои дети появлялись на свет с интервалом в 4—4,5 года. Это означает, что у нас с мужем даже не возникало довольно распространенной мысли: «Сразу уж отмучаться, родить подряд двоих, а потом пожить нормально...» Дело в том, что мы никогда даже не произносили таких слов — «отмучаться» — по отношению к ребенку.

Дети появлялись у нас тогда, когда вдруг мысли о маленьком начинали все чаще появляться в наших разговорах... И в один прекрасный день мы понимали, что очень соскучились по крохотному существу, беспомощному и горластому. Видимо, психологический цикл нашей семьи около четырех лет... А предшествует этому полная растворенность в предыдущем маленьком, который постепенно подрастает, делает первые шаги, идет в садик, становится нам настоящим товарищем...

Нам казалось, что Катюша уже совершенно взрослый человек, когда она помогала нам ждать Женю. Но гораздо важнее другое: она по-настоящему, реально помогала нам в уходе за ней. Что-то подать, принести, первой подбежать к проснувшейся сестренке, помыть упавшую погремушку, прибрать игрушки... И так — все годы. Катя вела Женю в детский сад, Катя провожала ее в школу, разговаривала с учительницей, мирила с подружками. Иногда я думаю: что бы я делала, не будь у меня Кати?

У Алеши было уже целых две няньки. Порою мне говорили (и говорят): «Какой ужас — трое детей. Как вы с ними управляетесь?» А я знаю, что с тремя, да еще при таком распределении возрастов, как у нас, несоизмеримо легче, чем с одним. Сбегать за молоком, погулять с коляской, погладить пеленки, прибрать в комнате — где бы мне одной со всем этим управиться? А так мы с мужем уже и от двухмесячного Алеши запросто могли уйти в кино. От годовалого — в театр. Я не знаю, что такое утренняя спешка с Алешей в детский сад,— это обязанность девочек. И так далее.

Я всегда смеюсь, когда слышу советы ученых-педагогов о том, как организовать трудовое воспитание в семье. Никак вы его не организуете, пока за вас это не сделает необходимость! Младший братишка, младшая сестренка — это и есть та реальность, которая научит старших множеству работ и обязанностей.

Но это все возможно только при наличии определенной разницы в возрасте. Год и даже два мало чем вам в этом помогут. Такие дети будут расти, скорее, как сверстники. Понятие старшего и младшего будет существовать в семье скорее теоретически, чем практически. Наверное, и в этой ситуации есть свои плюсы. Но мне мои нравились больше!

Кроме того, такая разница в возрасте моих детей больше устраивала меня с точки зрения профессионального роста. Моя работа позволяла мне многое успеть за три года между двумя декретными отпусками. И поэтому дети, я считаю, не очень отразились на моей профессиональной карьере.

И снова вернусь к тому, с чего начала. Появлению каждого нашего ребенка предшествовало нежное, трепетное ожидание. Чтобы эта нежность могла зародиться, созреть, оформиться в реальное решение, требуется время... Можно, конечно, заводить детей и без этой нежности, без этого ласкового нетерпения — но зачем?

Назад | Содержание | Вперёд
 

 


 

2010. Растёт дочка, растёт сын.