Растёт дочка, растёт сын / На главную

 


Перед школой и в школе.
Школьные будни
Не впутывайте детей в неприятности

Всегда ли мы были довольны тем, как развивались наши отношения со школой, ее требованиями и правилами? Отнюдь нет.
И поначалу я раз за разом совершала довольно распространенную среди многих родителей ошибку: перекладывала свое недовольство и активное неприятие какой-либо ситуацией на плечи ребенка. Точнее, на Катины. С другими детьми я была уже осторожнее.

Вот типичный пример: надо сдать классному руководителю какие-то очередные три рубля — на ремонт класса, на покупку фильмоскопа, на шторы, на экскурсии... «Что это такое? — возмущаюсь я. — Это же категорически запрещено, вот в конце концов приказ Минпроса. Унеси завтра эту брошюру в школу и покажи!»

Третьеклассница Катя съеживается и делается совершенно несчастной. Я в пылу негодования, конечно же, совершенно не думаю о том, каково ей будет протягивать эту брошюру учительнице, что-то говорить, выслушивать негодующие речи. К счастью, мой муж, как правило, вовремя успевал вмешаться. Он всегда был решительно против таких поручений детям: надо — пусть идут сами родители, разговаривают, спорят. Если действительно надо...

И постепенно я тоже поняла: нужны ли такие вот непринципиальные конфликты? Если они не затрагивают каких-то очень важных основ, позиций — надо ли встревать, спорить, настаивать на своем? Тот ли это случай, когда следует проявлять характер?

Конечно, бывают случаи, когда молчать нельзя. В Катином шестом классе мы столкнулись с такой ситуацией: новая учительница по английскому языку оказалась чрезвычайно груба. Однажды она срочно вызвала нас в школу. «Почему?» — спросили мы у Кати. «Она очень сильно кричала на меня, а я сказала, что на меня даже дома так не кричат. И тогда она велела без родителей не приходить». Честно говоря, мы подумали, что Катя что-то недоговаривает. Но все оказалось именно так.

«Вы знаете, что сказала мне ваша дочь? Она сказала, что дома с ней не разговаривают так, как в школе!» — «Но, судя по всему, это чистая правда! — невозмутимо ответил муж.— И мы рады, что наша дочь это ценит». Разговор закончился ничем. Все наши рассуждения о педагогическом такте, педагогике сотрудничества, интеллигентности, наконец, были встречены убийственным пренебрежением.

Через несколько дней эта же учительница совершенно невыносимым образом накричала на мальчика, у которого неделю назад умер отец — скоропостижно, на глазах пятерых детей. Она вырвала у мальчика портфель, запустила им в дверь, промахнулась, попала в полку с цветочными горшками... Тут же заставила «провинившегося» собирать его тетрадки, засыпанные землей, убирать грязь и т.д. Катя рассказывала об этом дома и плакала.

Вот здесь молчать мы уже не могли. Я пошла к завучу и к директору, выступила на родительском собрании, высказала все этой учительнице. Катю мы перевели в другую школу. Нельзя учиться там, где царят подлость и хамство. Берегите свои силы и энергию именно для принципиальных вещей. А вот мелочи пусть остаются мелочами.

Назад | Содержание | Вперёд
 

 


 

2010. Растёт дочка, растёт сын.