Растёт дочка, растёт сын / На главную

 


Каждый день и год за годом.
Караул! Переходный возраст!
Когда ты вернёшься, Катя?

Но самое страшное — это когда подросток уходит, уходит, уходит из дому... Нам, опять повторяю я, сильно повезло: почему-то этот момент возник в Катиной жизни очень рано, в конце пятого класса... Ей было тогда двенадцать лет. Мы меньше года прожили к этому времени в Москве, переехав из Дубны. Новый двор, новая школа, новая компания друзей...

И вот эта компания, оказавшаяся чуть постарше, властно, непреодолимо потянула девочку своей вольницей, взрослостью, «романтичностью»... Они собирались по вечерам, сидели возле подъезда или шли в парк выгуливать собак двух девочек из этой компании. (Все это я рассказываю сейчас с Катиного разрешения.)

Страшно? Еще бы. Жить не хотелось. К тому же беда наша стала известна и в школе, которая стояла тут же, во дворе. Классная руководительница звонила почти каждый вечер и сообщала все новые и новые подробности того, как гибнет наша дочь. Ей это рассказывали оскорбленные Катины одноклассницы, которых в компанию не взяли.

Мы, как правило, слушали классную руководительницу молча и угрюмо. «Почему вы ничего не предпринимаете?! — возмущалась она.
— Вы потеряете ребенка! Заприте ее, пристыдите, напугайте, наконец!» Мы молчали и... не делали ничего. Самым решительным моим поступком в тот период был, пожалуй, резкий отпор учительнице, когда она начала однажды пересказывать подробности из якобы Катиных похождений.

«Это неправда, — обрезала я, — и прошу вас впредь не обращаться ко мне с подобными вещами. Я верю своей дочери и буду ей верить, что бы с ней ни случилось». Это действительно единственное, что нам тогда оставалось: верить. Верить в то, что 12 лет, прожитые дочкой вместе с нами, не окажутся в одночасье перечеркнуты блатными песенками убогой компании незрелых юнцов.

Наши прогулки, разговоры, подарки под подушкой, споры по вечерам — не может быть, чтобы все это зря, чтобы все это бесследно ушло куда-то, рухнуло под напором этого проклятого «переходного возраста»...

Сказки Андерсена и наши собственные вечерние сказки, секретные разговоры перед сном, обязательные ласковые слова перед любым прощанием, свет и тепло нашего дома — и дворовая ругань, примитивный анекдот, кривлянье, гогот... Мы ждали, замирая от страха, кто победит. И очень верили, что победим мы.

Назад | Содержание | Вперёд
 

 


 

2010. Растёт дочка, растёт сын.