Растёт дочка, растёт сын / На главную

 


Каждый день и год за годом.
Старшие и младшие
Дети ссорятся


Я бы очень хотела похвастаться, что мои дети никогда не ссорятся. Но это было бы неправдой. Они ссорятся — и еще как! И не так уж редко, к сожалению.

Пары для ссор распределяются так: Катя с Женей, Женя с Алешей. Это и понятно — кто к кому ближе по возрасту. Кате с Алешей, конечно же, делить нечего: слишком разные интересы!

Не могу сказать, что меня не огорчают эти ссоры. Наоборот: пожалуй, это одна из тех вещей, которые особенно расстраивают меня в жизни. Иной раз посмотришь, как они кричат друг на друга, послушаешь, что они говорят, и кажется, что всё зря. Учишь-учишь их любви, доброте, интеллигентности, хорошим манерам, а тут — перекошенные от злобы лица, гадости, истеричность... Как со всем этим быть?

Я попробовала по совету свекрови вообще не разбираться: разгонять и наказывать за скандал сразу обеих или обоих. Увидела: не всегда это имеет смысл. В большинстве случаев все-таки кто-то бывает явно виноват по существу, а другой — только в том, что переходит границы в своей реакции на обиду.

В конце концов я сформулировала для себя проблему так: видимо, мы что-то упустили с самого начала, раз уж ссоры, как ни стыдно это признавать, вошли в наш быт. Но, с другой стороны, что есть — то есть. И нельзя капитулировать перед явлением. Значит, будем бороться!

Прежде всего я попыталась проанализировать, в чем причина большинства ссор. Уверена, что чаще всего в обеих парах причина конфликта одна: младший (или младшая) берет что-то без спроса у старшей. Привыкнув играть вместе, иметь общие игрушки, Алеше, например, трудно осознать, что наступает момент, когда у Жени появляются личные вещи, свой стол, свои секреты. У него еще нет потребности что-то прятать, объявлять это своим личным имуществом.

Но если так — почему возможны конфликты между Женей и Катей? Ведь Женя уже на себе испытала, как неприятно, когда берут без спроса твои заколки, марки, ручки, фантики... Почему же сама повторяет то же самое?

Наверное, и в том, и в другом случае главным движущим моментом является все-таки не непонимание того, что это не мое, а огромный соблазн приобщиться к более взрослому миру. Ведь десятки раз на дню мы слышим от Алеши: «Хочу, как у Жени!» Хочет надеть такой же шарф, иметь такой же ранец, рисовать таким же фломастером— и так до бесконечности!

Понятно, что в ее отсутствие малыш не выдерживает соблазна: карандаш, красивая марка, новая тетрадка то и дело перекочевывают с ее стола в его секретер. Рано или поздно пропажа обнаруживается — и скандал начинает раскручиваться по своим законам. То же самое порою происходит и с Женей. Она, конечно, не тащит все к себе в стол, как Алеша, но зато трогает, рассматривает, примеряет... И опять крик.

Из всего этого я поняла, во-первых, что мы, видимо, мало внушаем детям, что такое — «не мое». «Не мое»,— значит, запретно. Можешь кусать локти, плакать потихоньку от зависти в уголке, но тронуть «не мое» нельзя. Табу!

Уважение к чужой собственности должно распространяться и на личную собственность близких людей. А второе — надо учить детей умению проявлять отрицательные эмоции. Сколько бы раз ни слышала я очередной крик из комнаты, не устаю повторять: «Стыдно так ронять себя!

Стыдно, что в нашем доме возможна такая базарность». И мне действительно каждый раз бывает стыдно, что мои красивые, интеллигентные дети могут быть такими горластыми и грубыми. И я каждый раз стараюсь выразить свое отвращение именно к форме скандала.

Собственно, эта реакция не имеет отношения к причине ссоры. Причин не так уж и мало. Просто, если бы они постарались хоть немного быть сдержаннее, половины ссор вообще не происходило. За это я и сержусь на детей и демонстрирую им свое недоумение, отчасти даже и чуточку высокомерное огорчение: «Фи, как стыдно! Это не наш уровень». Чем старше человек, тем заметнее, что именно такой поворот начинает его озадачивать.

Но это все, пожалуй, чисто технические вопросы. Меня волнует другое. Если вдруг с нами, родителями, что-то случится, сумеют ли старшие заменить нас, будут ли они все трое любить друг друга, заботиться друг о друге? Или всё рухнет с нашим уходом? Я довольно часто задавала себе эти вопросы, глядя, и как дружно играют дети вместе, и как ссорятся... Прочность их любви друг к другу — вот что было для меня всегда очень важно.

Я всегда знала: любят больше всего того, в кого вложено особенно много души и сердца. И мы поэтому старались, чтобы дети наши почаще попадали в ситуации, где они вынуждены заботиться друг о друге. Пока — вынуждены. Рано или поздно это станет привычкой и потребностью. С самого начала, как только стала подрастать Катюша, мы начали порою уходить из дома вечерами, оставляя детей одних. Не потому, что нам так уж необходимо было идти в кино или в гости.

Если на то пошло, нам спокойнее было бы не идти, чем сидеть в гостях или кинотеатре как на иголках. Но только реальная необходимость, конкретная жизненная ситуация могут научить детей заботиться друг о друге. И мы организовывали быт семьи таким образом, чтобы наши ребятишки готовили друг другу завтраки, укладывали младших спать, провожали в садик и в школу, проведывали друг друга на переменах...

Любовь начинается с конкретной работы рук и сердца — убеждена я. И этой работе надо обучать с малолетства. Однажды зимой Катя и Женя ездили вместе в один подмосковный санаторий. В разные отряды, разумеется. В родительский день Женина воспитательница пожаловалась нам на Катю. Оказывается, та каждый день по нескольку раз приходит проверять, сухие ли у Жени варежки и рейтузы, все ли у нее в порядке.

Приходит уложить ее на ночь. И однажды вечером, обнаружив, что Женя жалуется на горло, Катя подняла такой шум, что воспитатели вынуждены были вызвать дежурного врача. «Ну, зачем уж ты так?» — спросили мы Катю. Она сделала в ответ круглые глаза: «Ага, а если она ночью задыхаться начнет? Меня-то ведь рядом нет!» Мы провели с Катей беседу о тактичности, но не более. Наоборот, у нас с мужем было такое чувство, что мы получили неожиданную награду.

Назад | Содержание | Вперёд
 

 


 

2010. Растёт дочка, растёт сын.