Растёт дочка, растёт сын / На главную

 


Техника сверхбезопасности
Беда может исходить и от людей


Сейчас об опасностях другого рода. Может быть, даже о самых тяжелых из них. О тех ситуациях, о которых до последнего "времени вообще не принято было говорить.

Угрожают, к сожалению, нашим детям не только травмы и несчастные случаи, но порою и люди. Таких случаев — единицы на миллион, но пока они происходят, надо ли жить в уверенности, что уж именно с вашим-то ребенком ничего не произойдет? Кирпич, падая с крыши, не выбирает жертву...

То и дело слышим мы в последнее время, что где-то пропал ребенок. Причины похищений различны, хотя и не многочисленны: выкуп, садизм, сексуальное преступление. Пока речь идет о совсем маленьких детях, у нас только один выход: не спускать с них глаз.

Особенно если вы живете в большом городе, или близко к вокзалу, или в поселке, через который проходит много путей-дорог... Не оставляйте ребенка в коляске возле магазинов, если на это нет крайней необходимости. Но и в этом случае — дождитесь знакомого или другой такой же мамы с коляской, скооперируйтесь с ней, сбегайте в магазин по очереди.

Трех-четырехлетний малыш не должен играть один в большом проходном дворе или где-то на улице. Это опасно по многим причинам.
С ребятами постарше уже можно что-то обговаривать. Конечно, любой взрослый всегда хитрее любого малыша: «Хочешь конфетку, хочешь, покатаю тебя на мотоцикле, хочешь, посмотрим у меня дома собачку...» Какой малыш Устоит перед этими соблазнами?

И все-таки пяти-шестилетнего уже готовьте к ним, предупреждайте непрерывно. С семилетними и старше будьте жестче и откровеннее. На мой взгляд, если обстановка в районе неблагополучная, не страшно даже чуточку и испугать. В любом случае умение ощущать подобную опасность у ребенка в этом возрасте уже должно начать формироваться. Может быть, семи-восьми-девятилетним ребятам и не стоит рассказывать именно о сексуальных преступлениях.

У меня, например, не хватало духу разговаривать об этом со своими девочками — ни когда им было семь, ни когда даже десять лет... Может, это и неправильно, я больше упирала на жестокость, садизм. «Есть люди, которым нравится видеть мучения и страдания других людей, особенно маленьких,— объясняла я.— К тому же с маленькими легче справиться. Вот они и подкарауливают их в укромных местах».

Наверное, это не лучший вариант, и, может быть, кто-то из вас будет умнее и находчивее. Единственный толковый разговор на эту тему я встретила только однажды: в 1987—1988 годах «Учительская газета» печатала в каждом своем номере маленькую «Родительскую газету». Эта «Родительская газета» — лучший из учебников педагогики, которые когда-нибудь мне встречались: ни единого слова фальши, искренность, глубина, тонкость...

Так вот там появилась как-то небольшая заметка: «Опасность. Как избежать?» В. Леонтьева (не знаю, кто это) рассказывала о том, как решаются подобные проблемы в Америке. Нет смысла пересказывать ее содержание, вот она практически целиком.

«Нам кажется небезынтересным опыт зарубежной школы. Общественная организация «Клубы девочек Америки» принимает активное участие в разработке и осуществлении специальных программ. По ним готовят учителей, воспитателей, методистов, родителей, выпускается методическая литература.

Цель одной из программ — показать детям возможные опасности. Простым, понятным языком, учитывая возрастные особенности детей, объясняется, как ребенок может оказаться в опасной ситуации. Бывают взрослые, которые ведут себя недостойно с детьми: пытаются их гладить, целовать, звать с собой, сулить подарки, поездки, развлечения. Детей учат понимать разницу между нормальным и неподобающим поведением, различать опасность в иных жестах и прикосновениях.

Их учат, как можно твердо и вежливо сказать старшему или взрослому, что такое поведение для них неприятно. Им объясняют, что нужно сделать, если с ним или другим ребенком произойдет что-либо подобное. Рассказывают, к кому и как нужно обратиться в этом случае. Цикл состоит из 8 занятий. Мальчики и девочки 8—12-летнего возраста учатся отличать потенциально опасную ситуацию и правильно в ней ориентироваться.

Обучение ведется небольшими группами (3—5 человек) в форме беседы, игры. Например, разыгрывается сценка: ты один дома. В дверь звонит незнакомый человек и просит открыть. Как нужно с ним разговаривать? Или: ты гуляешь на улице, и вдруг тебя приглашают незнакомые люди пойти с ними в парк. Что ты будешь делать? Есть и учебные фильмы. Часто такие игровые занятия с детьми проводят родители.

Программа носит профилактический характер, но в то же время помогает выявить детей, которые подверглись или подвергаются сексуальным действиям. Так, например, на занятии, где шла речь о жестах и прикосновениях, одиннадцатилетняя девочка заметно смутилась, а позже, во время просмотра учебного ролика, вдруг расплакалась и убежала.

Все расспросы оставались безответными до последнего занятия. На нем обсуждалось, к кому обращаться за помощью и как это лучше сделать. Девочка поняла, что взрослым можно довериться. Оставшись наедине с педагогом, она призналась, что уже четыре года подвергается сексуальным действиям со стороны двух старших братьев. В данном случае предупреждение запоздало и девочка оказалась жертвой».

Я хочу, чтобы мои читатели обратили внимание: речь идет не столько о сексуальных преступлениях, сколько о сексуальных оскорблениях. Это очень важный момент! Мы почему-то всегда боимся крайностей, забывая о том, что на подступах к ним тоже существует много опасностей и мерзостей.

Мы вообще порою даже не представляем, как сложна, опасна, трудна жизнь наших и девочек, и мальчиков в обыкновенной школе, например. Или во дворе. В пионерском лагере. Даже в больнице, где оказываются порою в одной палате дети и четырех, и четырнадцати лет! Вот размышления на эту же тему профессионального ленинградского педагога А. Герцена, которые я прочитала опять же в «Родительской газете».

«Десять девочек, преимущественно 11—12 лет, стали жертвами семнадцатилетнего подростка. На некоторых из них неопытный, к счастью, преступник нападал прямо среди бела дня, в глухих лестничных клетках домов, когда школьницы возвращались из школы.
Они молчали, в страхе уступая домогательствам. Да и понимали ли в полной мере, чего он хочет?

Мне вспоминается случай из моих собственных школьных лет, когда второгодник, запершись в классе, с помощью «товарищей» изнасиловал девочку. Девочка никому об этом не рассказала, но мы-то, мальчишки, узнали об этом со всеми подробностями.

Что помешало девочке рассказать о преступлении взрослым? Стыд — это очевидно... Одна из учениц моего класса, где я классным руководителем, стала жертвой преступника, с рассказа о котором я начал. Поразило меня прежде всего ее неумение оказать сопротивление».

Что ж, выход только один: осторожно, шаг за шагом, готовить детей к тому, что в жизни встречается всякое. Вместе с ними обсуждать тактику поступков и действий, если вдруг создается опасная ситуация. И главное: стараться все время чувствовать, понимать ребенка. Очень важно уловить тот момент, когда ваш родной человечек вдруг покажется вам напуганным, подавленным, озабоченным. И еще, видимо, учиться беседовать с детьми даже на самые трудные и неприятные темы.

И еще. Неприятности у наших ребят могут быть совсем и необязательно связаны с сексом. Во дворе, в школе часто издеваются над младшими старшие подростки: отбирают деньги, вещи, подвергают разным унижениям, просто бьют. Через эти испытания приходится проходить едва ли не всем нашим сыновьям. И в это время им очень нужна наша помощь, наше понимание.

Поэтому будьте внимательны всегда: неприятности и осложнения могут появиться у ваших детей в любом возрасте: и в семь, и в семнадцать лет.

Назад | Содержание | Вперёд
 

 


 

2010. Растёт дочка, растёт сын.